Название: Секреты
Фэндом: Однажды в сказке
Персонажи: Румпельштильцхен/Белль
Рейтинг: PG-13
Жанры: Гет, Hurt/comfort, ER (Established Relationship)
Саммари:
Есть вещи, которые нельзя говорить, особенно, любимому человеку.
Публикация на других ресурсах:
С разрешения автора.
Примечания:
Предысторией можно считать эту сцену : ficbook.net/readfic/654290/2271637#part_content
Размер: Мини
Статус: в процессе

Весенние сумерки, лесная дорога. Белль идет одна, но чувствует себя в полной безопасности. Ни зверь, ни человек не посмеют тронуть девушку Темного. Примятая недавним дождем зеленая трава поглощает звуки ее шагов. Сердце ровно отстукивает «Домой. Домой», и Белль не помнит, когда научилась видеть в Темном Замке место, куда неизменно устремляются все ее помыслы и надежды.
Холл непривычно мрачен сегодня. Портьеры вновь прибиты к карнизам, как и год назад, до того, как новая смотрительница замка сорвала по неосторожности первую из них. Темнота настораживает. Хозяин не позаботился зажечь светильники к ее возвращению, и Белль безошибочно угадывает его настроение еще прежде, чем слышит глухое:
- Тебе не стоило возвращаться.
Она пытается пошутить, напомнив об их прошлом:
- Да ладно, ты счастлив, что я вернулась!
Не помогает. Румпельштильцхен неподвижно стоит у холодного камина спиной к ней, скрестив на груди руки. Белль снимает плащ, откидывает дорожную сумку, подходит ближе, заставляет его повернуться и встретиться с ней взглядом.
- Меня не было всего два дня, а ты уже снова впал в меланхолию? Что случилось на сей раз?
- Ты тратишь свою жизнь напрасно, живя со мной.
- Это все, что тебя беспокоит?
- Нет.
Темный осторожно прикасается к девушке там, где ее тело покрыто тканью одежды, стараясь не задеть обнаженную кожу, страшась оцарапать, поранить. Сжимает плечо и кладет ладонь на талию, привлекая к себе. Белль привычно прижимается щекой к его груди, вдыхая аромат трав, которые маг использует для своих загадочных составов.
- Жители так благодарны тебе за лекарство. Оно спасло четверых от верной смерти. Я успела вовремя.
- Знаю. Ты сама не подхватила ту лихорадку? На щеках нет румянца, в глазах - блеска…
- Нет, просто устала. Даже если так, ты меня вылечишь. Ты ведь не позволишь мне умереть? – Белль прячет улыбку и с радостью отмечает, как теплеет его голос, когда он произносит:
- Нет, этого я тебе не позволю.
- Так что тебя беспокоит?
- Мне удалось тогда поспать немного, в ночь перед тем, как ты ушла в деревню.
- Наверное, у меня волшебные руки.
- И колени. Впервые за много лет мне удалось уснуть и даже увидеть сон.
- Очевидно, это был кошмар, раз ты встретил меня сегодня так неласково.
- Нет, кошмар посетил меня на следующую ночь, без тебя. Я видел наш замок в огне и знал, что ты осталась внутри. Но я не мог спасти тебя.
- Почему?
- Потому что я снова был человеком.
Они одновременно задерживают дыхание, гася мимолетную дрожь, вызванную нарисованной картиной трагедии, теснее льнут друг ко другу, словно желая сделать объятие нерасторжимым навеки.
- Я предчувствую беду, - шепчет Темный. – Меня преследует страх, что я потеряю тебя однажды именно потому, что владею тобой сейчас.
- Ты не владеешь мной, - возражает Белль, - я остаюсь с тобой по своей воле.
Она высвобождается из его рук, идет к софе; Румпельштильцхен следует за ней.
- Для всех остальных ты по-прежнему моя пленница, моя собственность. Пока они верят в это, ты в большей безопасности. Но смутные тени будущего пророчат, что ты погибнешь в этом замке, если останешься со мной. Поэтому я хочу, чтобы ты ушла.
- Почему?
- Потому что я люблю тебя.
Вспышка счастья ослепляет ее, она так сильна, долгожданна, что почти причиняет боль; с трудом, но девушке удается сдержать порыв разрушить проклятие немедленно вторым поцелуем.
- Ты никогда прежде не говорил мне этих слов.
- Я и себе в этом не признавался. Но не хочу, чтобы ты погибла из-за меня.
Белль откидывается на подушках, прикрывает глаза. Легкий шорох рядом – и ее ноги принимают уже ставшую знакомой тяжесть головы монстра. Она машинально поднимает руку и начинает гладить волосы, мягкость которых по-прежнему удивляет ее, слишком велик контраст с грубой кожей тела. Сквозь ткань юбки Белль чувствует мужскую ладонь с длинными гибкими пальцами на своем колене, слышит ровное дыхание, и пытается выровнять собственное в такт ему. Усталость забывается, на смену ей приходит беспокойство, частая гостья с недавних пор. Разум гонит прочь новые ощущения и желания, которые пробуждает в ней близость любимого существа. Пробуждение чувственности. Первые сладкие мечты неискушенной души, первые тайные фантазии невинности. Белль пытается вернуть прежние чувства, которые были понятны и подконтрольны: благодарность, сочувствие, любопытство, восхищение его умом и чувством юмора, радость от общения, доверие, нежность, желание заботиться, помогать, поддерживать, - все то, что создавало и питало ее привязанность. Белль вновь задается вопросом, можно ли называть любовью сочетание всего перечисленного.

Казалось бы, эффект, произведенный на темного их первым поцелуем, не оставил сомнений, ибо только поцелуй истинной любви способен снять проклятие. После памятной ссоры никто больше не оспаривал того, что их связывает именно она, воспетая поэтами, та, которую ищут все, но находят лишь очень немногие. Между ними установилось негласное соглашение, хотя озвучить его они осмелились только сегодня, спустя почти год после первой разлуки. И все же беспокойство не отпускает. Принцесса настойчиво напоминает себе, что существо, чья голова покоится на ее коленях, чьи руки с острыми когтями обнимают ее юное тело, не может быть ей мужем по всем законам человеческого общества, какое бы сильное чувство ни связывало их. За окном весна, Белль молода, любит и любима, природа властно напоминает о себе. Но осторожность, почти благоговение, с которым темный прикасается к своей величайшей драгоценности, слишком очевидны и красноречивы, поэтому Белль не расскажет о своих чувствах. Зачем обнадеживать попусту? Пусть это останется ее секретом. Она считает бесконечным разрыв между возможностью и реальностью.
Белль не подозревает, что, засыпая, Румпельштильцхен уже не впервые явственно ощущает, как его кожа в ее объятьях становится тоньше, ровнее, когти короче и мягче, а магия заметно ослабевает. Но он не признается ей в этом. Зачем обнадеживать попусту? Пусть это останется его секретом. Ведь он искренне считает непреодолимой пропасть между своим уродством и ее красотой.

@темы: fanfiction, Rumpelstiltskin/Mr. Gold, Once upon a time, Belle